«приют 11-ти»: как красноармейцы освобождали от немцев самый высокогорный отель европы

Взвод зарывался в облака. И уходил по перевалу

Обычно на Эльбрусе туман считается одной из главных опасностей. Вот ты любуешься пронзительно-синим небом и вершинами вокруг — а через несколько минут всё вокруг уже затянуто мглой. И каждый шаг — словно по минному полю. Не дай бог сбиться с тропы и угодить в ледовую трещину.

Рассеявшаяся мгла, которая могла облегчить наступление группы, обнаружила бойцов. Завязался бой.

Из оперативной сводки № 23 штадива 242:

Группа Григорьянца в количестве 102 человек на подступах к ПРИЮТ ОДИННАДЦАТИ была встречена ружейно-пулемётным и миномётным огнём противника, понесла большие потери, попала в окружение, из которого вышли 4 человека. Григорьянц ранен в обе ноги, остался на поле боя, судьба его неизвестна.»

Немецкий егерь дивизииЭдельвейс» уПриюта 11»

Основные бои в те дни шли за перевал Чвивери. Вечером 30 сентября горнострелки выбили с него егерей. Но через сутки немцы подтянули дополнительные силы и отбили перевал обратно.

А подробности о схватке заПриют 11» в дивизии узнали от вышедших к своим раненых.

Из доклада начальника штаба 242 горнострелковой дивизии следует, что бойцы Григорьянца, несмотря на превосходство врага в численности и технике, продолжали продвигаться вперёд. Они не сдавались, даже когда в живых осталось около трети отряда.

Остатки бойцов залегли и вели бой до 14.00 28.09.42 г. Пользуясь превосходством в живой силе и большой насыщенности огня, противнику удалось окружить остатки отряда. Из отряда вышел только один раненый комиссар(политрук Елисеев) и три раненых бойца. Высланный на помощь отряд был встречен огнём противника на пути и не смог оказать помощи группе лейтенанта Григорьянца».

Обычно пишут, что лейтенанта представили к награде посмертно. Но на самом деле представление к ордену Красной Звезды подписали ещё за две недели до его гибели.Продолжает нести боевую разведку»,действует решительно и смело». Там, в этих строках, офицер ещё жив. А вот получить орден он уже не успел.

Долгое время единственным свидетельством о дальнейшей судьбе Григорьянца считался рассказ немецкого командира Эльбрусского участка обороны, майора Ханса Майера. В своих воспоминаниях он рассказал про бой с группой опытных альпинистов, которые три дня поднимались на Эльбрус по северному склону. Немец упомянул и о взятом в плен командире — раненом лейтенанте. И о якобы застрелившемся комиссаре.

Считалось, что раненый офицер, о котором упоминал Майер — и есть лейтенант Григорьянц. Но, скорее всего, для немецкого командира в один бой слились атаки двух групп — горнострелков и отряда НКВД под командованием старшего лейтенанта Максимова. Ведь командир горнострелков так и остался на поле боя.

Мерцал закат, как блеск клинка. Свою добычу смерть считала

В конце сентября 1942 года против отборных бойцов дивизииЭдельвейс» в атаку бросили солдат 242-й горнострелковой дивизии. Защитники успешно отразили первую попытку егерей прорваться по Баксанскому ущелью. Тогда командование оперативной группы решило попытаться атаковать. Части 63-й кавдивизии сменили на перевалах бойцов из 242-й горнострелковой.

Немецкий солдат охраняетПриют 11»

По плану советские силы должны были выбить немцев с перевалов Чипер-азау, Чвибери, Хотю-тау и самого Эльбруса: базыКругозор» и гостиницыПриют 11».

Кроме горнострелков на Эльбрусе должны были действовать бойцы особой группы отрядов НКВД, в которые входили опытные инструкторы‑альпинисты.

Вечером 26 сентября на склонах самой высокой горы Европы вспыхнул бой. 27 сентября наблюдатели заметили: противник численностью до 40 человек перешёл с базыКругозор» на перевал Чипер‑азау.

Да и наши артиллеристы обнадёжили: в районеПриюта 11» они накрыли два вражеских станковых пулемёта и миномёт, что облегчало предстоящий штурм.

На следующий день горнострелкам предстояло атаковать немцев на перевалах Чвивери и Чипер-азау. А отдельному отряду, сформированному из лучших бойцов 897-го горнострелкового полка, поставили задачу наступать наПриют 11» и овладеть им.

Гурен Григорьянц

Всего их было 102 человека, включая командира — лейтенанта Гурена Григорьянца.

Сам офицер был из 214-го кавполка. Поэтому часто пишут, что и вся рота была кавалерийской. Но кавалеристами были только разведчики и командир, уже воевавшие на Эльбрусе.

Вечером 27 сентября отряд лейтенанта Григорьянца начал свой путь к леднику Эльбруса.

Названия географических объектов

Теперь условимся о названиях географических объектов, которыми мы будем оперировать в дальнейшем. Вы можете видеть их на картах и схемах. Рассматриваем мы классический маршрут с юга, по нему же проходит забег на вершину.

Поляна Азау — нижняя часть горнолыжной трассы, представляет собой большую площадку, окруженную склонами, с парковкой, гостиницами, кафешками, и начальными станциями двух канатных дорог. Высота 2300.

«Кругозор» — промежуточная станция канаток, высота 3000м. Несколько кафе.

«Мир»— верхняя станция маятника и гондолы, высота 3500 м.Несколько кафе, стоянка ратраков и снегоходов, нижняя станция канатки-креселки Гарабаши.

«Бочки», Гарабаши- верхняя станция креселки, несколько хижин и домиков для альпинистов. Летом стоянка ратраков. Высота 3750м.

Приют 11— несколько домиков расположенных на каменной гряде, на противоположной гряде — хижина МЧС и несколько хижин, где тоже можно ночевать. Высота 4050-4100м.

Скалы Пастухова — скальные выходы на высоте 4600-4700 м. последнее отдельное каменное пятно на склоне вплоть до восточной вершины.

Косая полка— пробитая альпинистами тропа от 5100 до седловины, 5400 м.

Обсерватория Терскол. Сюда ведет летняя дорога из поселка. Высота 3000.

Ледовая база— заброшенное здание на высоте 3900м

105 пикет — заброшенный домик на той же гряде, на высоте примерно 3400м.

Подъем: День второй

2 день. Подъем на 105 пикет, ночевка. Почему сюда, а не по маршруту? Не уныло ли нарезать пилу взад-вперед по расквашенному горнолыжному склону? А тут красиво и безлюдно. Грунтовая дорога начинается прямо в Терсколе, что характерно, чтобы на нее выйти, нужно пройти через скотный двор. И далее по серпантину в сторону обсерватории. В мае на подходе к водопаду «Девичьи косы» скорее всего дорога уже будет завалена снегом. Придется тропить. Выходите пораньше, если снега будет очень много, тропежка затянется. Ночевать надо в домике на втором этаже. Но лучше прямо там поставить палатку, изо всех щелей дует. Озаботьтесь заранее, чтобы палатка устанавливалась без растяжек и кольев.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВЫСОКОГОРНОГО ОТЕЛЯ

Как ни удивительно, но сакральное место не кануло в Лету – в 2001 году к нему опять потянулись посетители. Конечно, от былой грандиозности не осталось и следа, но надо учитывать сильную энергетику места, много лет подряд служившего надежным убежищем в этих суровых краях.
На базе оставшегося после пожара фундамента и дизельной станции построен современный «Приют 11». Фото сейчас не идет ни в какое сравнение с огромной гостиницей, возведенной в 20-м веке, но возложенные функции здание по-прежнему выполняет.
Скольким туристам сегодня обеспечивает кров и тепло «Приют 11»? Проживание здесь гарантировано 70 путешественникам. В том числе оно организовано в вагончиках-бытовках. Одновременно с этим запущено возведение нового здания. С этой целью разработан футуристический проект, перекликающийся со сгоревшим отелем, и уже установлен мощный фундамент рядом с временной базой.
А это значит, что вскоре из пепла возродится признанная гордость Эльбруса и Приэльбрусья – «Приют одиннадцати»! Он снова будет работать в полную силу и принимать гостей.

Гора Эльбрус. Приют одиннадцати на карте.

Координаты: 43.314278, 42.459203

Ступенчатая акклиматизация

Используем мы методику ступенчатой акклиматизации, по типу «пилы». Заключается она в том, чтобы заходить с каждым разом на все большую высоту, ночевать там, а потом сразу спускаться вниз. Подвергать себя стрессу, а потом давать восстанавливаться. Так и возникает привыкание к недостатку кислорода.

Хочу сразу предупредить, что будет тяжело. Возможно, очень тяжело. И даже с отличной акклиматизацией вы не будете чувствовать себя на 5000 как дома. Прожив 2 месяца на 4000 и имея восхождение на 7000, мне все равно было каждый раз тяжело идти на 5-6 тысяч. Да, плохо уже не было, но тяжелый шаг, одышка, усталость мышц — все атрибуты высотного альпинизма так и остались со мной до конца сезона) А уж за одну-две недели и говорить нечего, вы не привыкнете к этой высоте. Будет тяжело, плохо и очень медленно. Поэтому будьте готовы потерпеть))

Так же рекомендую прочесть статью: Покорение Эльбруса: личный опыт

Возвращение

В 2014 году подтаявший ледник Эльбруса отдал то, что хранил более 70 лет. Альпинистская разведрота спецназа 34-го разведывательного батальона Южного военного округа(ЮВО) и местные поисковики обнаружили тела погибших в 42-м бойцов.

Документов при нём не было, но сохранились наколки на руках и предплечье, явно указывающие на криминальное прошлое. Много ли офицеров были ранее осуждёнными?

Покопавшись в архивах, поисковики выяснили: Гурен Агаджанович Григорьянц в конце 20-х провёл в тюрьме четыре года, после чего был освобождён со снятием судимости.

Памятник защитникам Приэльбрусья

Сомнений в том, что нашли именно его, не оставалось.

Он вернулся из боя через 70 с лишним лет. И снова лёг рядом со своими бойцами — в братской могиле около памятника защитникам Приэльбрусья в посёлке Терскол.

Пожар в Приюте 11

16 августа 1998 года оперативному дежурному МЧС КБР поступила
информация из Эльбрусского ПСО о пожаре (фото 4) в самом высокогорном
отеле Европы – «Приюте 11». В это время в
гостинице находилось около 100 человек – в основном
иностранцы.

Вот как вспоминают те события очевидцы этой трагедии. Группа
В.
Панасюка и С. Бодрова в 14 часов спустилась с вершины Эльбруса и
занималась приготовлением пищи. Около 16 часов Сергей Бодров находился
на кухне: «Я стоял в полушаге от вспыхнувшей
канистры. Когда
загорелось, инстинктивно выплеснул воду из своей кастрюли на огонь. Мне
показалось, что почти сразу появился Вася Панасюк с огнетушителем в
руках. Помня, что где-то неподалёку есть ещё один огнетушитель, я
отправился на его поиски. Честно говоря, я был в шоке. Когда нашел
огнетушитель и пошёл обратно к столовой, то не смог пробиться сквозь
толпу, ломанувшую на выход. Венгры на кухне были, но они не при чём.
Фокус с канистрой сделал кто-то из наших, по-моему, даже
местных».

Его рассказ продолжает Василий Панасюк: «Огонь
моментально
охватил столовую и попёр по коридору. Уже через пять минут французы не
могли спуститься с третьего этажа и им снизу бросили верёвку для
спуска. Один из них здорово ударился о каменный парапет между первым и
вторым этажом. Мы стали эвакуироваться: взяли только то, что сгребли
руками. Пока будили нашего немецкого камарада – Дирхофа
– который после спуска с вершины принял снотворное и спал
крепким сном, времени собирать шмотки уже не осталось. Жаль, не допили
французский коньяк – кайфовали перед обедом. Известный Юра
Соловьёв так вообще вышел в одних трусах. Но он, правда, был поддавши.
Венгры были без сопровождающего, вот на них и хотели всё
свалить…»

«Фокус с канистрой», о котором упоминает
С. Бодров,
был такой: на кухню, которая вместе с кают-компанией располагалась на
втором этаже, принесли воду и горючую жидкость (предположительно,
газолин) в одинаковых канистрах. Турист перепутал канистры и налил в
кастрюльку, стоящую на примусе, газолин. Когда жидкость вспыхнула,
находящиеся в кают-компании и на кухне люди пытались одеялами и одеждой
сбить пламя, но кто-то задел ногой злополучную канистру. Вылившаяся
жидкость увеличила мощь огня.

Огонь быстро начал распространяться по коридорам и комнатам,
огнетушители не помогли. Дым заполнил весь «Приют».

Люди выскакивали из окон со всех этажей, некоторые спускались
с
третьего этажа по верёвке. При этом сорвался и повредил позвоночник
один из французских альпинистов. Комендант приюта К. Хапаев, спасаясь
от пламени, выпрыгнул с третьего этажа, поломав при этом пальцы на
ноге. Больше пострадавших не было. Многие в это время ещё были на
Эльбрусе.

Вот так, выстояв в войну, «Приют 11»
сгорел от
разгильдяйства и нарушения правил пожарной безопасности.

Нынешнее убежище расположено в бывшей дизельной Приюта 11
(фото 6),
хижине Валерия Шувалова (фото 7) и «Озоне». Убогое
и жалкое зрелище. Кто не вместился, ставят палатки за каменными стенами
сгоревшего здания (фото 8).

«ПРИЮТ ОДИННАДЦАТИ»: ГИБЕЛЬ ЛЕГЕНДЫ

Конец 20-го века принес плохие новости для горного ночлега «Приют 11» – пожар уничтожил здание почти дотла

Считается, что он начался вследствие неосторожности гостей и персонала, но интересен также и физический аспект события. На такой высоте горение должно происходить вяло из-за разреженности атмосферы – при этом дом пылал, словно факел

Пожар вошел в историю, как самый высокогорный на планете.
Катастрофа произошла от возгорания кухонного примуса и распространилась по деревянному каркасу, полыхнувшему, как спичка. «Приют 11» на Эльбрусе (фото пожара также сохранилось), горел около суток, после чего на месте гостиницы остался лишь каменный фундамент.

Подъем: День четвертый

4 день. Спим, пока глаза сами не откроются. Нужно хорошо выспаться. Далее продолжаем жрать и релаксировать до обеда. Во второй половине дня выдвигаемся на Азау. Сегодня в плане ночевка на 4100, приют 11. Туда можно либо подняться снизу, либо доехать до станции «Мир» на канатке, а дальше пешком. Мы ездили на подъемнике, чтобы сэкономить силы и время.На приюте можно ночевать в хижине. У МЧС или на противоположной гряде. Цена вопроса — 500 рублей за ночь. Тут деревянные нары, нужно иметь спальник и коврик. Летом, полагаю, могут возникнуть проблемы с местами. Тогда прихватите палатку.До этого места можно идти в любую погоду. Дальше в пургу уже ходить нелзя. Большая часть несчастных случаев происходят на Эльбрусе из-за погоды.

Снаряжение

Пара слов о снаряжении. Оно конечно сильно зависит от времени года. Эльбрус в январе и Эльбрус в августе — это две разных горы. В январе тут будет настоящий суровый альпинизм. Если мы говорим о Редфокс Эльбрус рейс, то это начало мая. А здесь это не начало весны, а конец зимы. Поэтому тоже готовьтесь иметь полный комплект альпинистской одежды: ботинки, кошки, штормовые штаны и куртка, гамаши, пуховка, флис, обвязка с усами, ледоруб, очки с защитой 4, треккинговые палки. Погода может измениться резко и страшно. В один момент хоть в купальнике загорай, а в другой уже все затягивает, поднимается метель, дает мороз, ветер, выпадает по пояс снега. Нужно быть к этому готовым. Забудьте про кроссовки с шипами. В них бегут только лидеры, эти люди живут в горах и состоят в сборных по скайраннингу. Это их работа — бегать в гору. Вы не сможете поддерживать такой темп, чтобы вам потом не отрезали пальцы.

Если вам кажется, что неделя — это слишком долго для акклиматизации, а у вас есть всего три дня, что ж. Вы можете зайти и за три дня, если предварительно акклиматизируетесь в других горах. Например, на новый год съездите в альплагерь Тую Ксу или Ала-Арча на Тянь-Шань и получите хорошую акклиматизацию до 4500, тогда программу аклема на Эльбрусе можно сократить. А еще вы освоите начала альпинистской техники. Как бы на Эльбрусе она не нужна, если не случится форс-мажора. Вот если например слететь с косой полки, зацепившись кошкой о кошку, не умея в них ходить, то вы разобьетесь о камни на раз-два, если не умеете зарубаться. Так что это вопрос философский. Классический маршрут идется пешком, но падать в некоторых местах очень не рекомендуется)

Бои за «Приют одиннадцати»

Советское командование придавало большое значение освобождению высокогорья. 63-ю кавдивизию на данном участке фронта сменила 242-я горнострелковая дивизия, которой командовал полковник Георгий Курашвили. В распоряжение дивизии был передан 106-й горнострелковый отряд НКВД, из числа бойцов которого для освобождения Эльбруса сформировали особую «Группу 80». Планировалось, что её участники, пройдя по ущелью и леднику Ирик, 18 сентября поднимутся на высоту и освободят «Приют одиннадцати». Но несмотря на помощь опытного альпиниста Александра Сидоренко, задача оказалась непосильной – бойцам НКВД помешал снежный буран.

Тогда миссию по освобождению отеля возложили на ненумерованный отряд 242-й дивизии, сформированный из солдат 897-го горнострелкового и 214-го кавалерийского полков: всего 102 человека во главе с лейтенантом Гургеном Григорьянцем.

«Отряду была поставлена задача – выступить из района ЦДКА по долине реки Терскол и при поддержке стрелковой роты 897-го полка, которая должна была захватить высоту 3648 и «Ледовую базу», наступать на «Приют-11» и овладеть им», – сообщает доктор исторических наук Алим Тетуев.

Поздно вечером 27 сентября, пройдя по ледниковому завалу, бойцы Григорьянца начали продвигаться по снежному полю к гостинице. Но немецкие егеря хорошо подготовились к штурму. Они выстроили многоуровневую оборонительную систему, разместив автоматчиков на расстоянии 25-30 метров друг от друга и усилив эти позиции пулемётами через каждые 100 метров. Свои действия немцы координировали по радиосвязи.

По советскому отряду был открыт ружейный, пулемётный и миномётный огонь. Согласно боевому донесению 214-го кавалерийского полка, отряд потерял три четверти личного состава, но продолжал сражаться до двух часов дня 28 сентября. Красноармейцы попали в окружение, выйти из которого удалось лишь раненому политруку и троим бойцам. Командир Григорьянц погиб, будучи ранен в обе ноги (его тело было обнаружено в 2015 году). Согласно рапорту немецкого капитана Майра, егеря взяли в плен 57 человек, включая 40 раненых. Таким образом, вторая попытка освобождения отеля закончилась провалом.

После неудачных штурмов советские войска перешли к тактике обстрела Эльбруса. Для этого на перевале Донгуз-Орун разместили два 76,2 мм артиллерийских орудия. Огонь вёлся с высоты 3 тысячи метров. 25 октября удалось уничтожить 20 немецких лыжников на марше. 11 ноября, ударив по самому «Приюту одиннадцати», артиллерия убила 30 егерей. С воздуха гостиницу обстреливал также лёгкий штурмовик Р-10.

Дедушка русского альпинизма

Как ни странно, но столь знаменательное для отечественного альпинизма понятие «Приют 11» связано с иностранцем – уроженцем Швейцарии Рудольфом Лейцингером (1843-1910). Страстный альпинист и поклонник горных вершин, а как иначе мог относиться к горам рожденный в Швейцарии молодой человек, был беззаветно влюблен в горный Кавказ. Возможно, именно эта страсть и стала причиной его переезда в Россию в 1863 году. Добившись колоссального успеха в промышленной и финансовой деятельности, уже в 1888 году он переезжает в Пятигорск – поближе к столь желанному Эльбрусу. Для города Лейцингер делал так много, как мог: основал Цветник, заложил трамвайную линию, отдал свою усадьбу под штаб Кавказского Горного общества, всячески поощрял увлечения молодежи альпинизмом.

Уроженцу живущей туризмом Швейцарии Пятигорье представлялось подобной же туристической меккой. Именно поэтому Лейцингер столь активно занимался развитием края, прокладыванием туристских троп, строительством хижин для восходителей, выпуском Ежегодника КГО со статьями известных ученых и топографов.

Именно группой экскурсантов, состоящей из одиннадцати человек, в 1909 году во время восхождения по тропе от поляны Азау к Восточным склонам Эльбруса был заложен будущий «Приют одиннадцати». Вряд ли кто-то из 11 восходителей того похода подозревал, сколь символичной окажется их шутливая надпись на камнях возле разбитых палаток. Сам Лейцингер одобрил это место для будущей стоянки, столь же положительно он отнесся и к названию – «Приют 11». Символично, что такой важный шаг в истории развития альпинистского движения Кавказа был сделан при жизни «Дедушки русского альпинизма», как после смерти в 1910 году стали именовать господина Лейцингера.

Подъем: День первый

1 день. Итак, вы приехали в Терскол. Сегодня никуда особо подниматься не надо. Но сидеть долго тоже нельзя. Запомните, в процессе акклиматизации вообще лучше не сидеть. Нужно постоянно двигаться, как бы не было лень, ночью спать. Погуляйте по округе, сходите на поляну Азау, в сторону обсерватории, на Нарзаны. Ночевка в Терсколе.

Отступление по поводу жилья: Самый бюджетный вариант — это жить в палатке возле речки, по пути от Терскола на поляну Азау. Летом тут работают кемпинги с маломальскими удобствами. В начале мая еще ничего не работает, при этом ночью довольно холодно, в плохую погоду мыться в речке — удовольствие ниже среднего. Да и вообще долго жить в спартанских условиях в близости цивилизации хотя бы просто неудобно. Короче, я бы не советовала. Следующий по бюджетности вариант — это снять квартиру в Терсколе. Обычно оплата взимается с человека, в районе 500 р за сутки. Ну и конечно гостиницы. в Терсколе или прямо на поляне Азау. На поляне можно жить только в гостинице, ставить палатку тут не вариант.

Подъём на Эльбрус на канатной дороге.

Целью нашего путешествия было подняться как можно выше к Эльбрусу. Не на восхождение, конечно, а за один день, куда позволят силы, техника и финансы. Погода была хорошая, и вот что у нас получилось.

Начало канатной дороги на поляне Азау.Посадка на старый подъёмник.

Для начала решали на какой канатной дороге ехать. Здесь их две, старая и новая. Старая канатка похожа на подвесные трамвайчики, ехать нужно стоя. В кабинку за один раз запускают 12 человек. Цена одного подъема и одного спуска 500 рублей, это до станции Мир.

Поляна Азау . Новая канатная дорога .

Новый подъемник – кабинки на 8 человек. Цена аналогичного абонемента – 950 рублей.

От мира до Гарабаши одноместный кресельный подъемник. Есть новая линия канатки, но она не работает. Возможно запустят к горнолыжному сезону.

Для тех, кто не был на Эльбрусе. Канатная дорога состоит их трех этапов. Первый до станции Кругозор – 3000 метров, вторая до станции Мир 3500 метров, третья до Гарабаши 3780 метров. Дальше снегоходы, ратраки или пешком.

Наш выбор предопределила очередь на старой дороге. Из разговоров стало понятно, что люди ждут больше часа, и мы пошли на новую. Через 5 минут нам выдали карточки –пропуски и мы поехали! Вид из окна открывается невероятно красивый, но фотографировать невозможно, так как кабинка закрывается полностью.

Вот такие виды на ущелье открываеются при подъёме. Внизу видны следы лыжных трасс.

Минут через 10 мы поднялись до Кругозора. И сразу пересели на вторую очередь до станции Мир.

Станция мир. Мы почти на одной высоте с пиками гор.

На станции Мир есть несколько кафе, можно выпить чаю или глинтвейна у камина. Музей памяти Великой отечественной войны. Здесь хранятся военные трофеи, найденные на раскопках в горах. Во времена войны в этих местах велись активные боевые действия.

На станции Мир есть несколько кафе. Мижно выпить стаканчик глинтвейна и полюбоваться природой.

А мы пошли дальше, на кресельную канатную дорогу. Тут пришлось постоять в очереди около часа. Цена билета 200 рублей. Очередь была из-за групп которые поднимались  для дальнейшего восхождения. Так же на этом подъёмнике  транспортируют продукты и воду для «высокогорных жителей».  Мы были свидетелями подъёма около 20 ящиков воды. Большие рюкзаки  перевозятся отдельно, без пассажиров. Вот такие мелочи и занимают много времени.

Подъёмник на Гарабаши одноместный кресельный.

И вот мы в пути к самой высокой станции Гарабаши. Особо нетерпеливые, которые не хотели ждать, покоряли этот отрезок пути пешком.

Сфотографировался на фоне ледника, позади Кавказский хребет.

На Гарабаши мы оказались выше гор! Перед нами панорама на Кавказский хребет.

Маршруты восхождения

По данным российских и зарубежных классификаторов всего на Эльбрус категорированы около десяти различных маршрутов (при этом восхождения на Восточную и Западную вершины различают).

Схема Эльбруса

Классический маршрут (по южному склону)

Является наиболее популярным. Сложность маршрута по российской классификации 2A (II по классификатору УИАА). Маршрут начинается (как правило) от приюта «Бочки» (конец канатной дороги, 3900 м), и идёт практически диаметрально вверх под Восточную вершину мимо бывшего Приюта одиннадцати (4157 м), нового приюта и скал Пастухова (4670 м) до высоты примерно 5000 метров, откуда по так называемой косой полке осуществляется выход на седловину (5416 м). Далее от седловины очевидный подъем на любую из вершин. Как правило, продолжительность восхождения с учетом транспортных издержек, акклиматизационных выходов, погоды и степени готовности восходителей занимает 8—10 дней (непосредственно путь от Приюта 11 до вершины для подготовленных спортсменов занимает 5—6 часов (без учета времени на спуск).

Классический маршрут (по южному склону)

Упрощенная схема передвижения по маршрутам, вид сверху. Зеленым показан подъем с 4100 до 4350 м, синим с 4350 м до 4700 м, красным с 4800 м до 5000 м. Время прохождения зависит от многих факторов, поэтому на карте нет масштаба расстояния. Черными стрелками показаны ошибочные направления спуска с маршрута.

Классический маршрут (по северному склону)

Сложность маршрута по системе UIAA (УИАА) классифицирован как 2A. Маршрут начинается от базового лагеря на высоте 2500 метров и ведет через Северный приют (3700 м) и скалы Ленца (которые являются хорошим естественным ориентиром) на Восточную вершину. В верхней части маршрута возможно уйти траверсом в направлении седловины и далее на Западную вершину. Особенностью маршрута (по сравнению с южным) является практически полное отсутствие инфраструктуры, что требует от участников восхождения большей автономности и туристической квалификации.

* Само восхождение требует наличие страховки и связки: веревка, ледорубы и кошки всем участникам.

Классический маршрут (по северному склону)

Маршрут по восточному ребру

Сложность маршрута 2Б. Подъем начинается от поселка Эльбрус и проходит по ущелью Ирикчат, через одноименные перевал и ледник до начала восточного ребра — Ачкерьякольского лавового потока, вдоль которого осуществляется подъем на Восточную вершину (к началу гребня возможны варианты подходов).

* Само восхождение требует наличие страховки и связки: веревка, ледорубы и кошки всем участникам.

Другие маршруты

Подъем на Восточную и Западные вершины в рамках одного восхождения (маршрут «Крест») имеет сложность 2Б. К более сложным маршрутам, восхождения по которым возможны только для подготовленных спортсменов-альпинистов (горных туристов), относятся комбинированные маршруты Эльбрус (Западная) по северо-западному ребру (3А) и Купол (Западное плечо Эльбруса) по южной стене (5А).

Раннее утро на Эльбрусе. Вид со склона на горы Приэльбрусья

Подъем: День седьмой

7 день. Восхождение. Время выхода — это спорный момент. Оно зависит от вашей подготовленности и от времени выхода других групп. Лучше выходить толпой, а не в одиночку. На первое восхождение мы вышли в 2:30 ночи. И не прогадали. На вершине были в районе 11 утра. После обеда погода сильно испортилась. Мы бы точно повернули назад на полпути, если бы вышли в 8. Итак, лучше всего выходить от 2 до 4 утра. Вы будете идти очень медленно. Нужно дать себе запас. Перед гонкой маршрут маркируют часто натыканными флажками, заблудиться сложно. Летом тут вытаптывают широкую дорогу. В мае косая полка скорее представляет собой жесткий фирновый склон. Но тропа в целом видна. От седловины тропу до западной вершины провешивают перилами. На забег они точно будут. Лететь тут и правда есть куда. После восхождения лучше спускаться сразу в Терскол.

Как вы можете заметить, в этом плане нет запасных дней на непогоду. Так и есть. Это программа довольно форсированной акклиматизации. И остается надеяться на небо, что погода позволит все это провернуть. Желательно иметь еще восьмой и девятый день, чтобы если на седьмой день что-то пойдет не так, и восхождение не удастся, иметь время спуститься, отдохнуть и предпринять вторую попытку.

Если же вы собрались участвовать в забеге, должно пройти пару дней после восхождения до соревнований. И не питайте иллюзий совершить первое восхождение в рамках гонки. Вы попросту не уложитесь в КВ. Вас развернут на седловине. Обидно же будет. Более того, даже на второй раз в КВ будет уложиться весьма напряжно. И старт в 7 утра с бочек — это очень поздний выход для вашего уровня высотной подготовки.

Бог вас упаси заявиться на забег с поляны Азау! Этот челендж не для тех, кто провел в горах одну неделю! По хорошему, для нормального выступления в Эльбрус рейс нужно иметь уже два восхождения на вершину до того. Или одно восхождение и ночевку на седловине. Там есть металлическая хижина. В ней будет очень холодно ночью, но зато не дует. Как то можно примоститься с палаткой. На Пастухах не ночуйте — там постоянно рвет палатки.

ГОРНОЕ ЭХО ВОЙНЫ

Печально известная немецкая дивизия «Эдельвейс» в 1943 году взяла штурмом «Приют 11» (история утверждает, что операция произошла без единого выстрела). Оккупировав бывший туристический ночлег, фашисты водрузили флаги со свастикой на вершины Эльбруса, пытаясь доказать человечеству, что Кавказ пал, хотя на самом деле это не соответствовало действительности.
Гостиница «Приют 11» на Эльбрусе ненадолго превратилась в немецкий форпост, пока в результате кровопролитных боев советские солдаты не выбили фашистов с занятых позиций. Эта история даже нашла отражение в одной из известных песен Владимира Высоцкого.
Но война, как и все в этом мире, закончилась, и «Приют одиннадцати» на Эльбрусе, фото которого сохранились с тех времен, снова стал принимать альпинистов. Идиллия длилась до 1998 года.

Акклиматизация это важно

Программу акклиматизации соблюдать очень важно! Некоторые мои друзья были в очень хорошей физической форме, и они имели все шансы взойти, если бы не сбили по каким-то причинам программу (чаще всего по распиздяйству, просто не придали ей значения). В итоге они были деморализованы ужасным состоянием и отказались от восхождения

Конечно, одной программы для всех людей существовать не может. У всех разные организмы, все по разному переносят высоту. Есть люди, кто приезжает из Москвы и за один день сразу забегает на Эльбрус, а есть те, у кого предел в 4000 м. Выше он начинает погибать, никакая акклиматизация не помогает. Но все это уникальные случаи. Те, кто с налету заходят на вершину, это те, кто всю жизнь ходит в горы, и у них есть большой опыт и остаточная акклиматизация.

Мы же будем вести расчет на физически развитого, тренированного человека, но без какой-либо высотной подготовки. Так уж вышло, что живем мы не в Ла-Ринконаде и даже не в Лхасе, а не так далеко от уровня моря. Поэтому, приезжая в Терскол на 2000 метров уже задаем организму некий стресс. И торопиться бежать сразу на гору не стоит, ничего хорошего из форсирования событий не выйдет.

Строительство трёхэтажного высокогорного отеля[править | править код]

Автором проекта и руководителем строительства высокогорного трёхэтажного отеля, способного единовременно принять более 100 человек, на месте этой хижины был инженер, строитель первых отечественных дирижаблей, архитектор и альпинист Николай Михайлович Попов. Место для строительства нового здания было выбрано чуть выше существовавшей на тот момент хижины. Строительство гостиницы началось ранней весной 1938 года. Между «Ледовой базой» (так назвали место окончания дороги на Эльбрус) и старым «Приютом 11-ти» были наведены мосты через ледниковые трещины, через которые шли караваны с различным строительным грузом. Доставка грузов начиналась с самого раннего утра, пока солнце не растапливало накатанную снежную дорогу. К осени 1938 года здание жилого корпуса, дизельная и котельная были практически готовы. Здание гостиницы напоминало по форме дирижабль. Верхняя часть была скруглена, чтобы противостоять мощным ветрам и штормам. Для ветронепроницаемости стены были обиты листами оцинкованного железа. Основной корпус гостиницы овальной формы имел три этажа: первый — из камня, второй и третий — каркасного типа из деревянных деталей. Для утепления по всему периметру здания были проложены специальные теплоизоляционные плиты. Отделка внутренних помещений продолжалась до глубокой зимы, когда с наступлением морозов пришлось прекратить работы и увести вниз всех рабочих. На следующий год работы были возобновлены и осенью 1939 года гостиница приняла первых посетителей.